http://ras.ru/news/shownews.aspx?id=18075982-319c-42e0-b244-4d39d8e9e21f&print=1
© 2017 Российская академия наук

Ретрагировать, нельзя помиловать

18.07.2017



 

Ретрагировать, нельзя помиловать

 

· САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЕДОМОСТИ18.07.2017

· Александра Шеромова

На Западе это уже вошло в практику: научные статьи «с нарушениями» объявляются как бы несуществующими. Это называется «ретрагирование». В России процедурой занялась Ассоциация научных редакторов и издателей (АНРИ). И забот у нее будет невпроворот. Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) уже вычистил из своей базы 344 журнала; «Диссернет» (сообщество, отслеживающее плагиат в кандидатских и докторских) составил свой перечень небезупречных изданий, - но на отдельные статьи еще никто не покушался. О том, что будет, беседуем с представителем «Диссернета» в Петербурге, кандидатом физматнаук, аналитиком в сфере IT Ларисой МЕЛИХОВОЙ.

- Ретрагирование - это же не буквальное изъятие? Что написано пером...

- Даже если написано не пером, а напечатано в электронном журнале, статью не стирают. После сложной многоступенчатой процедуры текст маркируют: во всех базах, куда входит статья, ставится особый знак, говорящий о том, что на статью нельзя ссылаться, она больше не учитывается в разных показателях.

- И в журналах эти статьи останутся, но с «клеймом»?

- Да. И для журналов это как бы даже хорошо. Потому что свидетельствует о том, что издание отслеживает даже вышедшие публикации и, если что, исправляет «недосмотр». Мы на сайте «Диссернета» будем перемещать такие статьи из списка «некорректных» в список «ретрагированных».

- Сначала ведь был составлен список целых журналов «с признаками некорректной редакционной политики»...

- Да, на Западе шли тем же путем. Это ведь общемировая проблема - «пузырь» научных изданий, в которых за деньги можно опубликовать что угодно под видом научной статьи. За границей их называют хищническими. Это определение придумал Джеффри Билл (американский библиотекарь, адъюнкт-профессор. - Ред.), он первым сформулировал «критерии недобросовестности». В России свой список журналов-хищников составила Высшая школа экономики, но поднялся такой хай, что Вышка этот перечень оставила для внутреннего пользования.

«Диссернет» тоже разработал свою классификацию. В России помимо журналов, где можно опубликовать статью «Вычисление нового значения числа Пи» (это реальный пример, я не шучу), есть и т. н. мусорные издания. Правда, Андрей Ростовцев (физик, один из основателей «Диссернета». - Ред.) смягчил определение: «слабые в научном отношении журналы». Это всевозможные вестники университетов. Среди них есть приличные, но в основной массе это междусобойчики, в которых публикуются сами сотрудники вузов и ценность статей невелика. Мы не требуем, чтобы вестники закрывались. Но они не должны входить в «статусный» список ВАК, Высшей аттестационной комиссии. А такое случается.

Есть еще одна группа журналов, мы их называем диссеродельными.

- Это что за звери?

- Ну вот человек, скажем, недобросовестно написал диссертацию. Чтобы ее защитить, в диссертационном совете должны быть свои люди, в экспертном совете ВАК - тоже свой человек, а статьи по теме диссертации публикуются в «придворном» журнале, который обслуживает конкретный диссовет.

В прошлом году Анна Абалкина (экономист, внучка академика Абалкина) и Алексей Касьян, сотрудник Института языкознания РАН, сделали на одной конференции доклад о критериях, по которым можно распознать журналы с недобросовестной редакционной политикой. Их тогда чуть не съели: «Вы нас обвиняете невесть в чем!». А через год, как говорит Анна, все кардинально изменилось. Представители журналов сами подходят, говорят: у нас уже есть список статей, которые мы хотим ретрагировать.

- С чего это?

- Не хотят оставаться в «черном» списке «Диссернета». Не хотят, чтобы их исключили из списка журналов ВАК. Правда, нас иногда обвиняют в том, что мы «рубим хвост, а проблема в голове». А именно - в том, что научные сотрудники, чтобы следовать совершенно безумным требованиям подтверждения квалификации, вынуждены постоянно строчить статьи. Поэтому и раздувается «пузырь» журналов.

- В какой области науки больше некачественных статей?

- Как и в диссертациях: на первом месте - экономические статьи, потом юридические и педагогика. Физмата практически нет. В филологии - довольно много.

- С тех пор как появился «Диссернет», стало ли меньше нового «привходящего» диссертационного брака?

- Конечно. Количество защит сократилось чуть ли не вдвое. Говорят, что была и негласная рекомендация чиновникам: не рваться за ученой степенью.

Правда, появился новый вид плагиата: когда копируют не кусками, а переписывают другими словами. Мне регулярно пишет преподаватель одного петербургского вуза: его коллега строчит диссертации на заказ, даже такса известна. Проверяем диссертации - формально плагиата нет. Хотя, как утверждают ученые, по сути содержание одно.

Но у нас уже есть разработка, которая позволит делать семантические сравнения. Ее создали сообща лингвисты и программисты - будем применять.