Перехват на орбите

02.03.2016



На какой из многих вариантов борьбы с астероидами сегодня сделала ставку наука? Об этом корреспондент "РГ" беседует с директором Института астрономии РАН, членом-корреспондентом РАН Борисом Шустовым. Он участвовал в совещании Научно-технического подкомитета Комитета по мирному использованию космоса ООН, которое в конце февраля проходило в Вене.

Какие способы борьбы с незваными гостями рассматривались на этом совете ученых?

Борис Шустов: Прежде всего, хочу напомнить о задаче, которую надо решить. Требуется так изменить орбиту опасного для Земли небесного тела, чтобы оно в дальнейшем землянам не угрожало. На совещании в Вене в центре внимания были два варианта изменения орбиты опасного астероида: кинетический и гравитационный. В первом случае на астероид сбрасывается тяжелая болванка, которая должна сбить нежелательного визитера с его орбиты. Во втором - изменить орбиту астероида должен тягач, который воздействует на небесное тело своей массой и уводит с опасной траектории.

Научный спутник МГУ раскроет тайны взрывных процессов во Вселенной

А как же самый популярный в СМИ вариант - взрыв астероида с помощью ядерного заряда? Он многими считается наиболее радикальным и эффективным?

Борис Шустов: С технической точки зрения у него есть явные плюсы - относительная простота и высокая эффективность. Но главная проблема этого способа не техническая, а политическая. Ведь выведение ядерного оружия в космос запрещено международными соглашениями. Поэтому ядерный вариант сегодня не входит в число приоритетов для конкретного применения против астероидов. Он пока на стадии изучения, и в Вене практически не рассматривался.

Сумели эксперты выбрать оптимальный на сегодня способ борьбы с астероидами?

Борис Шустов: Пока специалисты отдали предпочтение кинетическому варианту - удару по астероиду. Важно подчеркнуть, что это уже не исследовательские работы, а будет реализован вполне конкретный проект "AIDA”. В 2019 году аппарат отправится к астероиду Дидим, которого достигнет через три года. Они встретятся, когда это небесное тело приблизится к Земле на ближайшее расстояние - 11 миллионов километров. Почему для эксперимента выбран именно Дидим? Дело в том, что он двойной: вокруг большого астероида диаметром около 800 метров на расстоянии 1.1 километра вращается "спутник" диаметром в 150 метров. В этого "малыша" и должен врезаться специальный зонд.

Двойная "конструкция" астероида -- это своего рода подарок для изучения воздействий на астероиды. Ведь астероиды имеют большую массу и удары по ним даже сравнительно тяжелых зондов, что слону дробинка. Изменение орбиты сегодня практически невозможно отследить. Так вот двойной астероид дает такой шанс. Ведь легкий спутник вращается вокруг большого астероида с удивительно стабильной периодичностью. Этот период можно измерить с очень высокой точностью. От удара период чуть меняется, но современные средства наблюдения способны это зафиксировать. А значит, ученые смогут точно оценить, насколько отклонилась орбита небесного тела.

Насколько сложно на расстоянии в миллионы километров попасть в 100-метровое тело?

Борис Шустов: Надо попасть не просто в маленькое тело, а сначала определить его центр масс. Ведь астероид - это, как правило, не шар, а тело неправильной, подчас причудливой формы. При неверном ударе, не по центру тела, оно может начать сильней вращаться или наоборот вращение погасится. В любом случае энергия уйдет не на изменение орбиты, а израсходуется впустую. Ученым надо все очень точно рассчитать и ювелирно " попасть в яблочко", по направлению на центр масс. Словом, здесь масса тонкостей.

Чтобы, как говорится, на месте событий увидеть эффект, к Дидиму отправится два небольших космических аппарата. Ударник весом в 300 килограммов, обладающий системой самонаведения, врежется в спутник на скорости около 6,5 километра в секунду, а второй аппарат (зонд AIM) будет вести наблюдение. Ученые подчеркивают, что целью проекта не является окончательная отработка кинетического метода "перехвата" опасных астероидов. Это только первый шаг к такой технологии.

Получается, что это совместный проект Европейского космического агентства с участием НАСА, а Россия в нем не участвует. Недавно было сообщение Роскосмоса, что его предприятия выполнили для Европы проект по ядерному воздействию на астероиды. Как к нему отнеслись?

Борис Шустов: Речь идет об участии в европейском проекте NEOShield. Отчет нашими специалистами был представлен, но для дальнейшей проработки их не пригласили. Надо так понимать, что результаты европейских экспертов не удовлетворили. К сожалению, сегодня представители Роскосмоса, а это головная в стране организация по данной проблеме, в международной кооперации по разработке методов борьбы с астероидами не участвуют.

Ученые раскрыли тайну исчезнувших астероидов

Миссия "Аида" способна воздействовать на небольшой астероид. Но что делать с такими, как, например, 350-метровый Апофиз, угрожающий Земле в 2029 году? Ряд специалистов уверены: в случае катастрофической опасности все равно придется бросать на астероид атомную бомбу. А значит, надо уже сейчас готовиться к такому вторжению…

Борис Шустов: Давайте уточним. С абсолютной уверенностью можно говорить, что в 2029 году Апофиз Земле ну никак не угрожает. Что касается 2036 года и вообще обозримого будущего, то вероятность с ним столкновения ничтожна. Но вы правы - крупные астероиды отклонить с помощью удара практически невозможно. А против совсем крупных (более 1 км) и бомбы бессильны. Но вероятность столкновения с такими гигантами настолько мизерна, что беспокоиться по этому поводу - просто зря отравлять себе жизнь. У землян есть немало вполне реальных куда более серьезных проблем, чтобы ими сегодня заниматься.

Справка "РГ"

Сегодня уже выявлены практически все потенциально опасные астероиды размером более одного километра. Таких около сотни, их орбиты рассчитаны, и в обозримом будущем они для землян опасности не представляют. Куда хуже ситуация с астероидами среднего размера, от 150 метров до километра. Их, по разным оценкам, более 20 тысяч, а выявлено менее 15 процентов, остальные остаются инкогнито. И совсем беда с более мелкими, такими, как, например, тунгусское небесное тело размером 50 метров. Мы знаем всего об одном проценте тел размером от 50 метров. Об остальных 99 процентах известно лишь, что они где-то летают и могут время от времени сближаться с Землей. Что же касается таких тел, как челябинский метеорит, то их вообще не менее миллиона, поэтому вероятность падения на Землю намного выше, чем более крупных тел.

Юрий Медведев, РГ

Подразделы

Объявления

©РАН 2016