Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: для климата прогноз плачевный

05.04.2017



О том, почему и как природа превращается в окружающую среду, какие грядут катаклизмы и чем это грозит, "Правде.Ру" рассказал директор Института водных проблем, заведующий кафедрой отраслевого и природно-ресурсного управления факультета Государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова, министр охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации в 1991–1996 годах Виктор Данилов-Данильян.

— Виктор Иванович, появляется все больше катастрофических прогнозов. Ваши коллеги-европейцы очень озабочены состоянием среды обитания. Институт наук окружающей среды и прогнозирования при Европейском совете сделал неожиданное и удивительное заявление: пять миллионов европейцев проживают в зоне потенциального риска. До конца текущего столетия уровень воды в Северном и Балтийском морях должен повыситься до едва ли не на метр. Это действительно так?

— Это не неожиданный прогноз. Такие прикидки восходят к концу 80-х годов. Дело все в глобальном потеплении, которое реально происходит и, безусловно, будет продолжаться еще какое-то время. Тают материковые льды Антарктиды и Гренландии. Соответственно, от этого уровень Мирового океана повышается.

Он повышается не только в Балтийском и в Северном морях. Этот сложный процесс именно здесь выражается таким числом — плюс метр. Но это к концу XXI века, во-первых, а во-вторых, при условии, что глобальная температура повыситься на два градуса по Цельсию. А повысится ли она на два градуса или больше — это еще вопрос.

— Даже больше?!

— Или больше. То, что она на два градуса повысится, в этом практически нет сомнения. А от человечества зависит, повысится она еще больше или нет. Если она повысится еще больше, подъем Мирового океана будет больше, подъем Северного и Балтийского морей будет уже не метр, а больше.

Переход этой границы в два градуса крайне нежелателен буквально по всем соображениям. Повышение уровня Мирового океана и затопление большого количества прибрежных территорий и даже исчезновение некоторых островных государств — это только одно из этих последствий. Будет и целый ряд других самых разных следствий — и позитивных среди них нет.

Уровень всего Мирового океана уже повышается, но это процесс достаточно медленный с точки зрения продолжительности одной человеческой жизни. И к концу XXI века, конечно, можно и нужно готовиться. И надо сделать все, что в наших силах, для того, чтобы рубеж плюс градуса по Цельсию не был перейден.

Главное в том, что вообще климатическая система, безусловно, потеряла устойчивость, она разбалансирована. Поэтому возрастают частота и сила стихийных бедствий. По оценкам ученых, всего за 15-20 лет количество и сила таких разрушительных явлений удваиваются. Это прежде всего гидрометеорологические стихийные бедствия: ураганы, тайфуны, смерчи (они же — торнадо), наводнения всех видов и родов.

И само собой разумеется, что когда идет со скоростью 60 километров в час атмосферный вихрь, сопровождаемый тайфунами, торнадо и так далее, то, конечно, возникает очень мощное волнение, которое разрушает берега. При подъеме уровня океана вода заходит гораздо дальше на берег, чем заходила раньше. Например, Флорида начинает просто смываться. Именно это ей и грозит.

— И могут произойти разрушения сооружений, которые сдерживают воду?

— Да, все защитные дамбы могут быть размыты. Петербургская дамба, которая отгораживает Невскую губу, к концу века может оказаться совершенно недостаточной, она нуждается в серьезном укреплении.

— Куршская коса тоже может оказаться размытой?

— О да, Куршская коса, безусловно. И я не уверен в том, что есть способ ее спасти. Составлены модели, согласно которым уже сейчас сила волн может достигать такого размаха и размера, что они будут разливаться через всю косу. Это не исключено. Если посмотреть на разброс параметров различных стихийных бедствий, то хоть в этом году это может произойти, хотя совсем необязательно, конечно.

— И Сибирская низменность уйдет под воду из-за таяния и подъема вод?

— Такая опасность для Западно-Сибирской низменности, конечно же, есть. Первый-то удар будет от таяния многолетних мерзлых пород, которые в народе называют вечной мерзлотой. Она обладает свойством скального грунта, на ней можно сооружать пусть не слишком даже тяжелые, но вполне достаточные для нефтегазовой промышленности сооружения, тянуть нефте- и газопроводы…

Но сейчас-то начался процесс деградации вечной мерзлоты, таяния многолетних мерзлых пород. Средняя приземная глобальная температура поднялась за последние сто лет на 0,7 градуса, а в Сибири — на два и больше градуса в зависимости от местности. Это очень много, а будет еще больше. Потому что потепление климата происходит неравномерно. Оно происходит гораздо сильнее и быстрее в высоких широтах, чем в низких.

— Виктор Иванович, одна из последних ваших монографий — "Водные ресурсы мира. Перспектива водохозяйственного комплекса России". Во многих мировых регионах уже стала острой проблемой нехватка воды. Во многих странах Южной Европы летом — засушливый сезон, поэтому там даже в леса запрещено ходить…

— Да, особенно в Испании, Португалии. Там идет опустынивание, Испания даже покупает пресную воду у Франции. Не каждый год, но в маловодные годы воду танкерами из Марселя возят. Испания также построила в Барселоне два крупных завода по опреснению морской воды. Там очень трудная ситуация с водой. В Италии полегче, но перспективы не очень радужные.

Значительная часть конфликтов, которые происходят на Ближнем Востоке, в Передней Азии, связана именно с нехваткой воды. Впереди нас, конечно, ждут годы, когда нехватка воды сама по себе станет главным фактором миграции. По данным ООН, нам надо ждать в ближайшие 20-30 лет уровня миграции примерно в 300 тысяч человек исключительно из-за нехватки воды.

— В ООН также были прогнозы, что к 2050 году на Земле будет проживать порядка десяти миллиардов человек…

— Да, и при этом население, по-видимому, стабилизируется на этой величине именно по причине недостатка воды. Сейчас от этого уже страдает больше миллиарда человек. В нашем полушарии это вся Северная Африка с подбрюшьем Сахары и другие районы Южной Африки, вся Передняя Азия, Пакистан, северная часть Китая, Центральная Азия и Казахстан, то есть пять республик бывшего Советского Союза.

— Москве воды хватит?

— Официально москвичей — 11 миллионов, но с ежедневным притоком еще несколько миллионов надо добавлять. Безусловно, система справляется. Более того, у Мосводоканала даже есть резервные мощности. Потому что потребление воды в Москве сократилось из-за повсеместного внедрения счетчиков и исчезновения московской промышленности.

Но и резервные мощности будут скоро использованы и выбраны, безусловно, их надо будет расширять. В принципе, Москве могут грозить некоторые неприятности с водой только в случае трех-пяти маловодных лет. Некоторый испуг такого рода был в 1913-1915 годах. Водохранилища были наполнены существенно ниже нормальных уровней.

Тогда же практически не было воды для использования в сельском хозяйстве Астраханской и отчасти Волгоградской областей. Но 1916 год, к счастью, дело поправил. Сейчас вообще очень прилично с водой в наших водохранилищах. Астраханская область, к тому же, успешно осваивает метод подземного капельного орошения, который приведет к многократному снижению потребности в водных ресурсах для орошаемого земледелия.

Беседовал Александр Артамонов

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Правда.ру

Подразделы

Объявления

©РАН 2017