«Наука плохо вписывается в современное общество, и государству просто не до нее»

27.03.2017



Личный взгляд кандидата экономических наук Сергея Голодова

Правительство России пошло навстречу бывшему президенту крупнейшей научной организации страны – Российской академии наук – Владимиру Фортову и освободило его от должности, что разделило ученых на два лагеря. В следующие полгода исполнять обязанности Фортова будет академик Валерий Козлов, а президиум должен будет улучшить процедуру выборов президента РАН и сделать ее более прозрачной и более публичной. Общее собрание РАН 20 марта проголосовало за перенос выборов президента академии на осень 2017 года и попросило продлить полномочия Фортова, которые истекали 27 марта. Сам же Фортов отказывался от продления его пребывания на посту президента. Точку в этом вопросе поставило правительство, удовлетворив просьбу Фортова и частично остальных ученых – о переносе выборов на полгода. О том, почему так неспокойно в научном мире, своим мнением поделился Сергей Голодов, доцент кафедры статистики РЭУ им.Г.В.Плеханова:

«Общее собрание Академии наук выбору президента не достигло своей цели, что, кстати, ожидаемо, если не сказать симптоматично. Реформа Академии, инициированная чиновниками зашла в тупик. Не только академики взволнованы, вопрос вышел на уровень премьера. В частности, он даже употребляют такую хлесткую ремарку : «Академия – не клуб по интересам!» Академики обвиняют власть предержащих, критикуют и собственное безволие. В одном они точно правы – еще шаг и пропасть! Есть некоторые исторические параллели.

Актуальная и важнейшая тема: наука, технологии, внедрение разработок – именно в формате триединства. В угаре реформ о ней забыли на долгое время. Вспомнили не так давно. В 2009 г. в президентском послании Д.Медведева прозвучали правильные слова о переходе к новой модели развития. Еще тогда были произнесены правильные слова о том, что надо бы оторваться от экспорта сырья, которым, кстати, Россия торговала на мировом рынке всю свою историю. В том же послании были названы и актуальные и эффективные направления и исследовательской работы, и развития и внедрения технологий. Вот цитата: Внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности. А ведь развитие стратегических и информационных технологий включает в себя потенциал суперкомпьютеров и их систем, которые объединены высокоскоростными каналами передачи данных, создание электронного правительства и т.д.

Для решения поставленных задач руководством страны предлагались следующие управленческие действия: модернизация государственного сектора, создание комфортной среды для осуществления в России исследований и разработок мирового уровня, изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые помогут переходу российской экономики на инновационный характер развития. При Президенте РФ была оздана Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России. Однако, это не сильно способствовало развитию. Тем не менее создали Сколково. Есть ли эффект? Но в информационной среде точно есть некоторое число уголовных дел и докладов Пономарева. Создали Роснано. Каков эффект можно фиксировать здесь. И снова на устах только громкие истории. Реорганизовали Академию Наук. Небольшая ремарка – даже такие радикальные реформаторы, как большевики, не стали ее трогать после революции. Академия получила ФАНО во главе с «не мужем, но юношей». Почему мы так играем с наукой? Она не первостепенная необходимость? Не хлеб, не вода? Не нужна обществу и государству, ведь дальше деклараций дело не идет. Возможно наука не вписывается в современное российское общество, она не вся коммерциализуется, а государству не до нее.

Процитирую академика А.Н. Крылова. Январь 1917 года. Заседание комиссии естественных производительных сил при Академии наук. «Председательствовал А.Е. Ферсман, ученый секретарь комиссии, пока – профессор, и член Горного совета тайный советник Богданович делал доклад «О месторождении вольфрама», который есть в Туркестане и на Алтае. Для изучения туркестанских руд надо снарядить туда экспедицию, испросив на нее 500 руб. Про вольфрам на Алтае он промолчал. «Кому угодно высказаться по поводу доклада Карла Ивановича?» – спросил Ферсман. Я (А.Н. Крылов) попросил слово: «Насчет Туркестанских рудников дело обстоит просто – вот 500 руб.», и, вынув бумажку с портретом Петра передаю ее Ферсману. «С Алтаем дело сложнее. Карл Иванович не указал, что рудники находятся на землях великих князей Владимировичей. Вольфрам – это быстрорежущая сталь, т.е. более чем удвоение выделки шрапнелей. Если где уместна реквизиция или экспроприация, то именно здесь: не будет шрапнелей – это значит проигрыш войны, а тогда не только Владимировичи, но и вся династия «к чертовой матери полетит». Именно так и было сказано. Карл Иванович не знал куда деться. Ферсман перешел к следующему вопросу, не углубляя предыдущего. «Я оказался пророком – месяца не прошло, как династия Готторп-Романовых полетела». Вот и ответ всем нам, не так ли»?

АиФ - Новосибирск

Подразделы

Объявления

©РАН 2017