Законопроект «О научной, научно-технической и инновационной деятельности» - Слишком большой вызов

21.09.2017



В проекте закона сплошь и рядом как призрак возникает неведомый «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности»

Законопроект «О научной, научно-технической и инновационной деятельности» дает смутное представление о системе организации науки, но вполне конкретный посыл — узаконить уничтожение Российской академии наук как ведущей национальной организации, занимающейся научными исследованиями

К концу сентября перед внесением в Госдуму должно завершиться обсуждение проекта ФЗ «О научной, научнотехнической и инновационной деятельности в Российской Федерации». Он подготовлен в недрах Минобрнауки1 в связи с тем, что ФЗ № 127 «О науке и государственной научнотехнической политике»2 от 23.08.1996 в эшелонах власти решено считать безнадежно устаревшим. То есть действующая государственная научно-техническая политика уже не отвечает «современным большим вызовам, в том числе еще не проявившимся и не получившим широкого общественного признания».

Общее впечатление от рассматриваемого проекта — он обо всем, но не о главном. Поэтому проект сам представляет большой вызов, требующий детального осознания последствий его принятия.

Факт

В первую очередь речь идет о Российской академии наук и бывших академических институтах. Казалось бы, четыре года безумных перетрясок РАН, не давших научных преференций стране, должны были стать поводом исправить в предлагаемом ФЗ допущенные глупости и с позиций более общего и высокого по статусу ФЗ, с учетом государственных интересов, вернуться к пересмотру неадекватного ФЗ-253. Не тут-то было.

Статья 54 (Российская академия наук) законопроекта — это дословная цитата статьи из ФЗ-253: «Российская академия наук осуществляет свою деятельность в целях обеспечения преемственности и координации фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований, проводимых по важнейшим направлениям естественных, технических, медицинских, сельскохозяйственных, общественных и гуманитарных наук, экспертного научного обеспечения деятельности органов государственной власти, научно-методического руководства научной и научно-технической деятельностью научных организаций и образовательных организаций высшего образования».

Дублирование ее в анализируемом проекте ФЗ приведет к тому, что повторно и на более высоком уровне будет закреплен статус РАН как организации, не занимающейся научными исследованиями. Поясним: согласно ст. 46 рассматриваемого проекта, научной организацией признается юридическое лицо <…>, осуществляющее научную, научно-техническую, научно-экспертную деятельность. <…> А согласно ст. 16, «научная деятельность включает в себя научный поиск, проведение научных исследований, экспериментов <…>». Но таких целей деятельности РАН в ст. 54 не указано.

Анализ

Чего ожидать на описанном фоне?

1. Вне закона останется Устав Академии, где первоочередной целью деятельности (п. 12а) прописано «проведение и развитие фундаментальных научных исследований».

2. В ближайшей перспективе могут отнять деньги на программы фундаментальных исследований (ПФИ) Президиума РАН на период 2018 — 2020 годов, хотя они и так поступают в институты через ФАНО. Когда очередной секвестр бюджета организаций ФАНО поставит альтернативу: резать бюджеты институтов или пустить на компенсацию потерь деньги ПФИ, ответ будет очевиден.

3. Отсекается перспектива даже формализованного повышения правового статуса РАН: сейчас (ФЗ-253, ст. 2) она — федеральное государственное бюджетное учреждение без упоминания о том, что это «учреждение науки». То есть РАН останется в ряду организаций типа ФГБУ «Центральное жилищно-коммунальное управление» МО РФ.

4. Окончательно будет закрыт вопрос о возвращении академических институтов в лоно РАН. И это, по-видимому, главная цель проекта. Что будет с этими бывшими островками академической свободы, проект ФЗ даже не упоминает.

5. А кто будет заниматься наукой, в том числе фундаментальной? В главе 8 перечислены назначенные для этого организации со специальным правовым статусом:

— национальные исследовательские центры (НИЦ) — научные организации, выполняющие полный комплекс междисциплинарных и фундаментальных научных исследований. <…> (ст. 50) «Национальный исследовательский центр является особо значимым учреждением науки и может наделяться статусом главного распорядителя бюджетных средств в отношении организаций, координацию деятельности которых он осуществляет». (Очевидно: стараниями реформаторов науки этот функционал беспардонным образом перекочевал от Академии к НИЦ. Разумеется, никакой «особозначимый» НИЦ не потерпит научно-методического руководства со стороны РАН. Правда, и там мало кто захочет контактировать, например, с руководством НИЦ «Курчатовский институт», роль которого в разгроме академической науки понятна всем);

— государственные научные центры РФ. Функции — осуществление научной и научно-технической деятельности (ст. 51);

— региональные научно-технологические центры — «научные организации, занимающие лидирующее положение в определенной области научной или научнотехнической деятельности» (ст. 52).

Формулировки функций смутные, но и вовсе без них в проекте ФЗ остались непоименованные, неведомые миру «государственные академии наук» (ст. 53). При этом полностью отсутствует упоминание о правовом статусе сотен институтов, входивших в структуры РАН, РАМН и РАСХН, а это десятки тысяч работающих ученых.

Российская академия наук (ст. 54) оказалась в ранжире статусов аж на пятом месте.

Интересно, что в проекте нет федеральных исследовательских центров — пресловутых ФИЦ, в которые ФАНО в процессе реструктуризации активно сгоняет исследователей разного профиля. А еще интереснее, что нет в нем упоминания и собственно ФАНО: мавр сделал дело — мавр может уйти?

6. Зато в проекте ФЗ сплошь и рядом как призрак возникает неведомый «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности». Главное здесь то, что определять, чем должен и может заниматься ученый, будет именно чиновник.

7. Ну и, по-видимому, по заданию именно этого органа Академия будет вести ту самую экспертно-методически-аналитическипрогностическую деятельность. А что еще останется генштабу без армии, врачу без пациента и лекарств, учителю без учеников и учебников?

Вопрос: где в проекте ФЗ замаскирован механизм, гарантирующий РАН хотя бы эту работу. Эпопея под названием «Экспертиза-5000» показала, что из недр Минобрнауки на экспертизу РАН выдали такое, за что следовало бы дело возбуждать по нецелевому использованию бюджета — например, дубли отчетов в РФФИ, которыми вузы отчитывались как собственными НИР. Но и это задание случилось лишь потому, что экспертиза была относительно дешевая. Когда речь пойдет о действительно дорогих экспертных заданиях, то для этого у правительства имеется наготове НИУ ВШЭ и много прочих специальных конторок, готовых на любой прогноз по любому направлению и с заданным результатом. Кстати, согласно проекту ФЗ, им будет достаточно нанять наиболее податливых членов РАН председателями ученых советов, и (о чудо!) в стране моментально возникнут академические «инвесткафе», «агентства стратегических инициатив», «институты Гайдара». И РАН, по проекту ФЗ, будет вынуждена собственноручно присваивать им академические звания. Ну так гордыня — грех, а тем более при пустом кармане: «научный» бюджет таких новообразований и сейчас, надо полагать, кратно больше, чем РАН, а может, и всех институтов ФАНО вместе взятых.

Создается, кстати, впечатление, что в заботе «о научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» авторы проекта ФЗ сильно постарались обезопасить будущих разномастных «исследователей» из новокрещеных аффилированных с чиновниками квазинаучных организаций. Для этого —

8. — Шикарно переработано и без того абсурдное понятие «поисковых научных исследований», которое как черт из табакерки появилось рядом с фундаментальными и прикладными в старом ФЗ-291 в дополнении от 02.11.2013, то есть сразу после разгрома РАН. Оцените: «Деятельность, направленная на выявление и постановку научных, научно-технических задач, а также сфер возможного применения новых знаний, в том числе результатов интеллектуальной деятельности». Иными словами: а не поисследовать ли нам проблему о том, что можно еще поисследовать? Согласитесь, это определение напоминает бутербродное масло, то есть масло для хлеба с маслом. В английском «поисковое исследование» будет звучать как «pilot study», но смысл здесь совсем другой.

Выводы

Так что это за государственная научнотехническая политика, согласно которой национальная (Российская) академия наук научными исследованиями в своей стране отныне и во веки веков не занимается? Варианты напрашиваются такие: или это не политика, или она не государственная, или со страной что-то странное.

Можно предположить, что проект ФЗ будет слегка припудрен, внесен в Госдуму, а затем принят, причем сразу в трех чтениях. Риторика академика Жореса Алферова на депутатов Госдумы вряд ли окажет действие. В 2013 году «совесть нации от партии власти» единогласно сдала РАН на растерзание. В нынешней ситуации все еще проще: можно намекнуть на экономический кризис и козни заклятых заокеанских друзей, привлечь ряд специальных успокоительных законов, и т.п. Так будут окончательно узаконены санкции против РАН, введенные в 2013 году. Согласитесь, это напоминает кое-что из политических реалий текущего времени. Но международные санкции в нашей стране никто не приемлет, а санкции против тысяч ученых — не самых необразованных и никчемных соотечественников — запросто.

Михаил Яландин, Главный научный сотрудник ИЭФ УрО РАН, академик РАН. 2017

«Эксперт Урал» №38 (741)

©РАН 2017