Реванш академического достоинства

29.09.2017



Реванш академического достоинства

Как в РАН комментируют победу на выборах физика Александра Сергеева

Новый президент Российской академии наук (РАН) на ближайшие 5 лет — Александр Сергеев. Доктор физико-математических наук, директор Института прикладной физики РАН, профессор Нижегородского государственного университета и член неформального клуба «1 июля» (состоит из академиков, протестующих против последних реформ, в частности — против передачи институтов РАН Федеральному агентству научных организаций). Сергеев лидировал в голосовании с первого тура, заметно обойдя «провластного» Владислава Панченко, которого накануне многие считали фаворитом. 27 сентября победа Сергеева была утверждена президентом России.

На общем собрании РАН, за день до голосования, Сергеев говорил о необходимости диалога академии с властью: «Я предложу такой состав президиума, с которым согласится и Академия наук, и власть».

«Новая» поговорила с академиками об итогах «перенесенных» выборов и победившем кандидате.

О преимуществах Сергеева перед другими кандидатами:

— Из тех вариантов, которые были, Сергеев — лучший, — говорит Виктор Васильев, президент Московского математического общества. — Сергеев не является фигурой, оппозиционной власти, все-таки он — директор института, который активно работает на Министерство обороны. Как он сам про это говорит, у них там четверть средств — из бюджета. Понятно, что он ни в какую явную оппозицию становиться не будет, но разумно себя проявит.

— Сергеев — это самый крупный ученый из тех, кто выдвигался, и это очень просто определяется, — утверждает член Отделения физических наук РАН Владимир Захаров. — Наукометрические показатели, разумеется, несовершенны, но о чем-то они говорят. Посудите сами, у него индекс цитируемости — более восьми тысяч, у следующего, Нигматуллина — порядка двух тысяч. У остальных — на уровне шумов. Кроме того, Сергеев принадлежит к выдающейся Горьковской нижегородской научной школе. Она существует с 30-х годов, это одна из крупнейших научных школ России.

Я не могу сказать, что я со всеми пунктами программы Сергеева согласен. Но важно, что это человек, с которым мы сможем вести диалог. Он не выставит меня за дверь, когда я к нему приду и захочу поговорить о важных делах академии. Поэтому мы исполнены надежд.

О провале «кандидата от власти» Владислава Панченко:

Академик Владимир Захаров говорит, что Панченко не имел права выдвигаться из-за «сорванных выборов в марте», когда он вместе с двумя другими кандидатами отказался от участия в выборах. Захаров также выступил против его кандидатуры, так как Панченко — единственный из кандидатов, кто поддержал реформу академии в 2013 году:

— За него сейчас проголосовало около двухсот человек, то есть приблизительно 13%. Вся государственная машина работала на то, чтобы его выбрать. Но как написал Алексей Венедиктов: «Академики не бюрократы». У них есть все-таки чувство собственного достоинства.

О неожиданно высокой явке на выборах:

— Всего списочный состав членов академии — 2050 человек, — говорит Захаров. — Во втором туре проголосовало полторы тысячи. Это совершенно фантастический кворум, так как многие академики едут со всей страны, много пожилых, кто-то живет за границей. Сам по себе факт высокой явки означает, что академия остается живым организмом.

Сколько проголосовало за Сергеева? 1041 человек — это больше половины списочного состава. Если бы сейчас были не новые правила (победитель определяется простым большинством — более 50%), а были бы старые правила (для победы — не менее 2/3 голосов), то он бы все равно прошел.

— Явка была очень высокой, и это, конечно, показывает, что члены Академии наук — народ ответственный. Это очень приятно и отрадно. С марта месяца ситуация была ненормальной. На мартовском общем собрании три человека сняли свои кандидатуры внезапно. Все это тогда произвело очень тягостное впечатление. Многим хотелось, чтобы ситуация вошла в нормальное русло, чтобы у академии было легитимное нормальное руководство, — заключает Валерий Рудаков, главный научный сотрудник Института физики Земли.

Новая газета


©РАН 2017