http://ras.ru/news/shownews.aspx?id=a1d9fc45-98cb-4dc3-be4a-f7eac2d370e4&print=1
© 2017 Российская академия наук

Проехали!

14.04.2017



Общая деградация научной мысли в стране привела к очевидному обнищанию интеллектуального потенциала космонавтики.

Ракеты и спутники остаются предметом национальной гордости, но она, как это стало у нас обычаем, обращена в историю, а не в будущее.© Фото с сайта federalspace.ru

Президент России Владимир Путин встретился с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном в День космонавтики. Кстати, для американской астронавтики этот день тоже особенный. 12 апреля 1981 года состоялся первый полет американского шаттла «Колумбия», что было крупным техническим прорывом. Долгое время развитие космонавтики в наших странах носило характер острой конкуренции с очевидным оттенком идеологии. Не случайно Никита Хрущев с грубой афористичностью оценивал космическое лидерство СССР: «Хочется подложить ежа в штаны дяде Сэму». Если следовать этой шутке, то можно сказать, что в космонавтике русский медведь сел на ежа пятой точкой…

Разговор Путина и Тиллерсона не касался космических тем. И это было бы бессмысленно. В последние десятилетия пропасть между российской и американской космической отраслями приобрела космические же масштабы. Надо признать, что для России День космонавтики, который традиционно отмечается достаточно пышно, приобретает отчетливо музейный характер.

Россия теряет лидерство даже в тех областях, где не знала соперников. Почти год остается на земном причале тяжелая ракета «Протон». Да и ее цена уже не самая привлекательная среди конкурентов. По количеству стартов впервые за несколько десятилетий Россия оказалась не на первом, а сразу на третьем месте. Объявлено о предстоящем сокращении российских экипажей на МКС. Новая ракета «Ангара», которую делают уже 20 лет, показательно слетала один раз, но когда она пополнит космический флот, никому не известно. США объявили, что не будут возобновлять заказы на российские двигатели РД-180 и РД-181, которые поддерживали отрасль, получившую за изделия далекой советской эпохи соответственно два миллиарда и 220 миллионов долларов.

Что касается Международной космической станции, то скоро монополия российских транспортных кораблей будет прервана. Уже фактически на стапелях находятся новые американские транспорты нескольких вариантов. Российский модуль «Наука» для МКС, который мы делаем с 1995 года с планировавшейся датой старта в 2007 году, все с большей вероятностью из-за хронических технических дефектов в топливной системе так и останется в заводских цехах. Самое обидное, что «Наука» мало чем отличается от первого функционально-грузового блока МКС «Заря», который отправился на орбиту в 1996 году. То ли дело в том, что «Заря» контролировалась платившим деньги «Боингом», то ли в том, что 20 лет назад мы находились на другом уровне и уже утраченном технической компетенции.

Научные возможности МКС Россия использует по минимуму, хотя именно наука была главным козырем при затоплении отечественной станции «Мир» в пользу международного проекта, где музыку заказывали США. По количеству научных публикаций по тематике МКС Россия (418 работ) катастрофически уступает не только США (2203 работы) и Германии (631), но даже Японии (534) и такой совсем некосмической державе как Италия (449). Пару лет назад о наших научных достижениях на МКС бодро докладывал тогдашний президент РАН Владимир Фортов, но почему-то казалось, что он приукрашивает масштаб открытий. И в любом случае, доклад наверху не оценили.

Качество российской космической техники ниже критики. Более 70 двигателей, то есть весь запас по второй и третьей ступеням ракеты «Протон», отправлены на переделку по постыдной причине. В двигателях использовались не драгоценные металлы, как положено по технологии, а менее жаростойкие компоненты. Из-за элементарной халатности в декабре 2016 года произошла авария и ракеты «Союз-У» с грузовым «Прогрессом».

В отчетах мы часто говорим о наших ведущих позициях на рынке коммерческих запусков (хотя в 2016 году отошли на третье место за спиной у США и Китая), но это мизерная часть мирового космического рынка — не более 2% в самые успешные годы. Самые большие доходы — космические спутники и многообразные космические услуги, где Россия практически не присутствует. И это при том, что Россия является одной из двух стран, которая обладает полностью сформированной орбитальной навигационной группировкой ГЛОНАСС (наряду с американской GPS). Это громадный ресурс, который мы не умеем использовать. А ведь мировой рынок навигационных услуг в 15 раз превосходит рынок коммерческих запусков.

При этом космонавтика остается предметом национальной гордости, но эта гордость, как стало у нас обычаем, обращена в историю. Но космическая отрасль сохраняет значительный потенциал. Есть ли возможность подняться вверх? Прежде всего, очевидна утрата интереса к космонавтике у высшего руководства, которое по части удовлетворения национальных амбиций делает ставку на гораздо более легко воспроизводимые спортивные достижения. Обернулось там все, правда, громким скандалом, но это другой сюжет. Одновременно падает качество управления в самой отрасли. Сейчас Роскосмос возглавляет команда «эффективных менеджеров», пришедшая из отечественного автопрома, который никогда не блистал в мировых рейтингах. Это примерно то же самое, что назначить главным тренером ЦСКА лейтенанта, который справно проводил утреннюю зарядку в провинциальной казарме.

И, конечно, главная проблема российской космонавтики — отсутствие привлекательных проектов, которые могли бы привлечь амбициозную молодежь. В МГУ недавно открыли факультет космонавтики, но где будут работать его выпускники? Пойдут на конвейер по производству «Союзов»? С точки зрения новых технологий и революционных инноваций это близко к производству табуреток. Эффективные менеджеры не в состоянии сформулировать приоритетные задачи отрасли, а общая деградация научной мысли в стране привела к очевидному обнищанию интеллектуального потенциала космонавтики. В итоге постоянно редактируемые в сторону сокращения «Стратегические направления космонавтики» — документ, который нужен только чиновникам. Реальной программы развития российской космонавтики в природе не существует.

Режет глаз поистине космический разрыв между затратами государства в отрасль и долей России на мировом рынке. Очевидно, что и в космической отрасли государство проявляет себя как неэффективный собственник. Россию на вираже обходят страны, где космической отраслью занимаются частные фирмы и частные инвесторы. Мы бежим от этого как черт от ладана. Хотя, к примеру, в системе «Газпрома» уже два десятилетия успешно работают частные компании, которые предоставляют услуги космической связи и дистанционного зондирования. Еще один пример — продажа РКК «Энергия» обанкротившегося «Морского старта» в Тихом океане авиакомпании S7.

По числу олигархов Россия является мировым лидером. Но по числу бизнесменов, которые участвуют в развитии высоких технологий, она — мировой аутсайдер. А в космосе их вообще днем с огнем не сыскать. Прочно стоят на земле, кровью привязаны к недрам. В отличие от американцев, никто из наших миллионеров, никогда всерьез не изъявлял желания слетать в космос…

Первый вице-премьер Шувалов призывает российских студентов брать пример с Илона Маска, но государство ничего не делает для того, чтобы создать для этого благоприятную экономическую среду.

12 апреля 1961 года Гагарин сказал историческую фразу «Поехали!». Сейчас его потомки могут сказать «Проехали!»

Росбалт, Сергей Лесков