http://ras.ru/news/shownews.aspx?id=ede9894b-358a-416a-8b7f-b3f9289ad962&print=1
© 2017 Российская академия наук

Сибирские геофизики помогают «Газпрому»

27.12.2016



Ученые из Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН сотрудничают с «Газпромом» уже не первый год. Они помогают компании осваивать месторождения в Арктике как технологически, так и снижая стресс у трудящихся там вахтовиков.

ЯНАО занимает одно из ведущих мест в России по запасам углеводородов — особенно газа и нефти. Однако при освоении этого региона возникает ряд проблем, которые решают ученые из ИНГГСО РАН.

У скважин существует ключевая характеристика — дебит: это максимальный объем нефти или газа, который может быть оттуда выкачан. Но его снижает ряд факторов: так, в связи с обводнением часть скважин работает нестабильно, поэтому периодически для удаления жидкости их приходится продувать.

— Чтобы это исправить, скважины оснащаются специальным оборудованием, благодаря которому поступающая жидкость ликвидируется, — рассказал директор Ямало-Ненецкого филиала ИНГГ СО РАН академик Олег Михайлович Ермилов на Общем собрании СО РАН. — Это минимизирует содержание ненужных примесей. Ещё нами используется подача поверхностно-активных веществ, что улучшает условия удаления пластовой жидкости с забоя скважин (поверхности в стволе скважины, до которой она пробурена в данный момент). Как следствие, стабилизируется дебит газов, а также уменьшаются выбросы ненужного нам песка.

Кроме того, учеными был создан системный подход по разработке месторождений, позволяющий проводить комплексный анализ — он включает в себя графические отчёты, визуализацию, моделирование. Также исследователи заменили систему проточной части газоперекачивающего агрегата, что значительно снизило затраты на топливный и пусковой газ, турбинное масло, электроэнергию. Подобная реконструкция оказывает положительное влияние и на экологию: в результате уменьшается выброс загрязняющих веществ в атмосферу.

Ещё ученые занимаются защитой Бованенковского месторождения от воздействия опасных экзогенных процессов. На территории Ямала развиты пластовые льды, которые вытаивают из-за глобального потепления. Из-за этого образуются отрицательные формы рельефа — термокарст, — а также овраги, оползни и т.д. Когда это происходит вблизи инженерных сооружений, появляется непосредственная опасность для человека — техногенные аварии и катастрофы. Исследователи из ИНГГ СО РАН «просканировали» опасные места и установили, насколько широко могут развиваться эти процессы.

На Новоуренгойском и Ямбурском месторождениях ученые обнаружили, что движение нефти в пласте и её вытеснение зависит от ряда процессов, протекающих на поверхности контакта нефти и газа с определённой породой, и в первую очередь от характера смачиваемости пород. Специалисты изучали коллектора углеводородов — горную породу, способную вмещать жидкие и газообразные вещества, а затем отдавать их в процессе разработки.

— Газонасыщенные коллектора являются гидрофобизированными, и мы уже успели выявить ряд причин и факторов, способствующих этому, — добавил Олег Ермилов. — Прежде всего на появление таких участков влияет наличие поглощающей поверхности. Потому при изучении коллекторов возник вопрос о составе адсорбированных углеводородов. Они могут рассматриваться как дополнительный источник ресурсов после завершения выработки газа, что также изучается нашим институтом.

Отдельно следует учитывать тот факт, что разработка месторождения происходит прежде всего благодаря вахтовикам, которые в течение месяца живут вдали от дома и чувствуют определенную изолированность. На здоровье людей негативно влияют экстремальные условия Арктического региона, так как температура в Бованенково может достигать ¬–50 °С. Поэтому «Газпром» заинтересован в том, чтобы повысить настроение своих работников и, как следствие, эффективность труда. Ученые ИНГГ СО РАН предложили нестандартный метод управления настроением через появление радости от «соснового леса» в снежной равнине при полярной ночи.

— В июне 2016 года мы посадили сосны из Челябинского питомника, — рассказал Олег Ермилов. — Хотелось, чтобы уже через 5–10 лет можно было видеть не голую тундру и снег, а деревья, и, проходя мимо них, наслаждаться жизнью.

«Наука в Сибири»