http://ras.ru/news/shownews.aspx?id=ef18a661-de89-4fa9-b5de-466acf74131f&print=1
© 2017 Российская академия наук

Всеволод Ткачук: Развитие регенеративной медицины не решит проблем, а прибавит их

06.03.2017



В каком направлении будет развиваться регенеративная медицина в ближайшие годы и почему она избавит нас от некоторых болезней, но не приведет к бессмертию, рассказал Всеволод Арсеньевич Ткачук – академик РАН, декан Факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова, директор Института регенеративной медицины МГУ – в беседе c научным журналистом и писателем Владимиром Степановичем Губаревым (интервью будет опубликовано в мартовском выпуске журнала "В мире науки").

Термин «стволовые клетки» придумал русский ученый А.А. Максимов еще в начале прошлого века, исследуя процесс кроветворения, затем А.Я. Фриденштейн доказал наличие других, не только кроветворных стволовых клеток. С тех пор мировая наука существенно продвинулась в изучении этого вопроса.

Сегодня известно, что стволовые клетки являются основой самоподдержания и обновления организма человека. Установлено, что они входят в состав не только костного мозга, но и соматических и висцеральных тканей нашего организма. С различной степенью регулярности эти клетки обновляются, тем самым поддерживая здоровье человека на должном уровне.

Некоторые клетки организма обновляются раз в две недели, а другие – раз в год, третьи – не обновляются совсем (например, нейроны), однако возраст и болезни уменьшают их количество. Таким образом, резерв стволовых клеток, «перезагружающих» и «ремонтирующих» наш организм истощается. Стало очевидно, что нужно повышать их потенциал, для чего можно, например, изымать стволовые клетки из организма, приумножать их в сотни, тысячи раз и вводить обратно. Кроме того, ученые с помощью стволовых клеток научились выращивать ткани и некоторые органы.

Однако академик считает, что это не решит проблемы, потому что благодаря развитию медицины продолжительность жизни человека растет с каждым годом. Это может приводить к тому, что будет появляться все больше пациентов, которые будут нуждаться в органах для трансплантации: сердце, почках, печени, легких.

Решение проблемы и логичное развитие регенеративной медицины он видит не в том, чтобы искусственно вырастить орган и подсадить его человеку (своего рода «паллиативное решение проблемы»), но научиться контролировать обновление клеток и программировать эту регенерацию внутри человеческого организма.

«Для того чтобы продлить жизнь, нужно разобраться, как включаются программы гибели… Это все равно, что машина едет на большой скорости, а мы меняем ей карданный вал, шестеренки, подшипники прямо на ходу, причем с помощью специальных компьютерных программ», - отметил В. Ткачук.

В ходе встречи речь шла не только о возможных и логичных путях развития регенеративной науки, но и о том, что уже делается, в частности, российскими учеными и медиками, и в обозримой перспективе может выйти «в народ». Всеволод Арсеньевич рассказал, что сейчас ведутся клинические и доклинические исследования нескольких генных препаратов для лечения ишемии конечностей у пациентов при тромбозах сосудов ног и для стимуляции роста нервов.

«Лечебным началом» здесь является не химическая молекула, не антитело, не антиген, не белок, а генетическая информация (какая именно – это выбор разработчика). Она вносится в клетки особым образом, например, с помощью вирусов. У вирусов есть уже готовый механизм внедрения в ДНК другого организма – почему бы его не использовать в интересах человечества. Только вирус будет нести уже нужную нам генетическую информацию, благодаря которой в клетках, поражённых вирусом, начнёт воспроизводиться нужный нам недостающий белок.

Кроме того, при содействии ученых был принят федеральный закон «О биомедицинских клеточных продуктах», который регламентирует порядок обращения, проведения исследований и государственной регистрации клеточных препаратов. Он вступил в силу только в начале этого года и для его полноценной работы нужно принять множество подзаконных актов. По мнению исследователей, сейчас накоплено достаточно сведений и результатов, чтобы попытаться обезопасить пациентов от возможных негативных последствий использования клеточных и генных препаратов спустя годы после их применения.

По словам старшего научного сотрудника Факультета фундаментальной медицины МГУ Павла Игоревича Макаревича, из-за длительной процедуры клинических исследований и регистрации генные и клеточные препараты смогут попасть к людям только через 5-7 лет. В целом цикл создания препарата составляет в среднем около 10 лет, но по мере накопления опыта работы с клеточными и генными препаратами, ожидается появление и других подобных лекарств различной направленности. Их «мишенью», скорее всего, станут наследственные болезни. «Но при этом не стоит забывать о стимуляции роста нервов, сосудов, регенерации тканей, то есть других процессов, которые могут контролироваться с помощью методов генной терапии», - добавил он.

Всеволод Арсеньевич Ткачук отметил наметившийся стремительный рост регенеративной биомедицины во всем мире. Однако, даже если ученые вооружат врачей новыми генными методами лечения, легче людям не станет. «Они увеличивают наши горести и болезни, потому что позволят дожить до половозрелости тем, кто не выжил бы раньше из-за наследственных болезней», - сказал Ткачук. По его словам, число редких болезней во всем мире неуклонно растет. Также медицина продлевает жизнь: вероятность заболеть болезнью Альцгеймера в 80 лет выросла за последние годы до 40%.

«С прогрессом науки не продлится жизнь в вечность и не исчезнут проблемы и болезни человечества, наоборот, они будут преображаться. Так что наша наука никогда не закончится», - подытожил ученый.

Научная Россия