ЗАСЕДАНИЕ ПРЕЗИДИУМА РАН
25 апреля 2017 года

25.04.2017

Члены Президиума заслушали научное сообщение «Актуальные проблемы стоимостной оценки извлекаемых запасов нефти и газа» Докладчики: д.э.н. Сергей Абрамович Смоляк — Центральный экономико-математический институт РАН и д.т.н. Илья Михайлович Индрупский — Институт проблем нефти и газа РАН. Присуждении премии имени А.Н. Баха 2017 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения биологических наук)

  

25 апреля 2017 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

 

Члены Президиума заслушали научное сообщение «Актуальные проблемы стоимостной оценки извлекаемых запасов нефти и газа»

Докладчики: д.э.н. Сергей Абрамович Смоляк — Центральный экономико-математический институт РАН и д.т.н. Илья Михайлович Индрупский — Институт проблем нефти и газа РАН.

 

Тезисы С.А. Смоляка. О проблемах, возникающих при проектировании разработки месторождения и реализации проекта. Разработка месторождений нефти и газа начинается с подсчета запасов и последующего утверждения их в ГКЗ Минприроды. На утвержденные запасы месторождения составляется много вариантов проекта разработки, один из которых выбирается и утверждается в ЦКР Роснедра. Каждое месторождение — уникально, никаких типовых проектов, в отличие от жилищного строительства, здесь не может быть. Нужны междисциплинарные научные исследования: методология разработки и экономической оценки, по сути, определяет множество оперативных и долгосрочных решений от выбора рациональной сетки скважин, геолого-технических мероприятий воздействия на пласт, очередности и сроков освоения отдельных залежей до выбора наилучшего варианта энергетической стратегии государства.

Общепринято, что стоимостная оценка проектов должна базироваться на потоках выгод (денежных потоках), связанных с его реализацией, но проектные решения, принимаемые сегодня, определяют процесс разработки месторождения на десятилетия вперед — сетку пробуренных по проекту скважин «переставить в другое место» нельзя. Возникает шесть основных проблем.

Чьи выгоды? Участникам рынка нужна рыночная стоимость запасов, отражающая выгоды недропользователя, коммерческий эффект проекта. Поэтому государственные органы, стремясь максимально сблизить российскую классификацию запасов с принятыми в международных финансовых структурах, предлагают ориентироваться именно на интересы недропользователей. Это ставит систему оценки запасов в сильную зависимость от текущих конъюнктурных условий и не способствует надежности государственного контроля и планирования в сфере недропользования. Но интересы участников рынка — краткосрочные, им отвечают высокие и весьма волатильные ставки дисконтирования. Поэтому такую ставку и установили на уровне 15% в реальном выражении, т.е. порядка 25% с учетом инфляции. Оптимальный по такому критерию вариант проекта предусматривает короткий срок разработки, выборочную отработку и малый объем извлекаемых запасов. Между тем, богатства недр являются общенародной собственностью. А, следовательно, для регулирования недропользования необходимо опираться на потоки выгод, получаемых национальной экономикой, страной, обществом, с учетом прямых и косвенных экономических, социальных, экологических и иных последствий реализации проекта. Соответствующие расчеты общественной эффективности проектов (общественной стоимости запасов) предусмотрены и действующими утвержденными Методическими рекомендациями по оценке эффективности инвестиционных проектов 1999 года, в разработке которых я принимал участие. В них используется и общественная ставка дисконтирования. По оценкам российских и иностранных ученых, такая ставка для России составляет порядка 5-6% в реальном выражении, что намного ниже — и это отвечает долгосрочной стратегии рационального использования богатств недр. Отметим, что критерий общественной эффективности используется в таких странах, как Франция, Англия, США, а также Мировым банком и Азиатским банком реконструкции и развития. Применяя этот критерий при экспертизе проектов в ГКЗ, удавалось заметно повысить коэффициент извлечения нефти. Наконец, утверждая проекты, оказывая поддержку компаниям, государство должно знать, как это повлияет на бюджет. В этих целях определяются показатели бюджетной эффективности. Но как установить бюджетную ставку дисконтирования, пока неясно.

Необоснованность денежных потоков. Проектные потоки формируются на основе геологических и фильтрационных моделей залежей. С экономикой тут не всё в порядке. Нередко в проектных документах указываются взятые «с потолка» или искаженные в нужном недропользователю направлении размеры отдельных статей затрат. Это искажает и сроки разработки и моменты отключения отдельных скважин и показатели эффективности проектов. Здесь нужны квалифицированная экспертиза проектов и соответствующие рекомендации для проектировщиков. Мы давали ряд таких рекомендаций, но необходимы более глубокие исследования.

Учет неопределенности и рисков. Проекты разработки месторождений должны учитывать факторы неопределенности и риска как для недропользователя, так и для бюджета и для общества. Только это совсем не те риски, которые имеют место при операциях на фондовых рынках, и учитывать их надо не повышением ставки дисконтирования, а совсем иначе. Практически все виды рисков можно, нужно и гораздо удобнее отражать прямо в денежных потоках, вводя туда как бы резервы и запасы на случай разного рода рисковых ситуаций, а вот дисконтировать полученные потоки надо по более низким безрисковым ставкам. Особо важно, что характеристики нефтяных проектов во многих случаях не могут рассматриваться как случайные — здесь уместен аппарат иных неопределенных величин. Такой аппарат давно уже разработан в ЦЭМИ, есть и методы учета различных видов неопределенности при оценке эффективности проектов.

Проблема прекращения разработки. Разработка месторождения рано или поздно заканчивается. А потом надо осуществлять весьма дорогостоящие и длительные ликвидационные работы. Кто будет их финансировать, если в этот момент у недропользователя не будет денег? А без таких работ мы просто готовим будущие экологические катастрофы. Эта проблема может быть решена созданием специального ликвидационного фонда с нетривиальным механизмом его формирования.

Согласование интересов. Общественные интересы не всегда совпадают с краткосрочными финансовыми интересами государства. Влияние разработки месторождения на доходы и расходы государственного бюджета учитывается в расчетах бюджетного эффекта, методология которых хорошо разработана. Однако, как правило, приоритет здесь должен отдаваться показателям общественной, а не бюджетной эффективности. Общественные интересы не совпадают и с интересами недропользователя. Ориентация на коммерческую эффективность приводит к нецелесообразности разработки нефтяных оторочек таких нефтегазоконденсатных месторождений, как Чаяндинское, тогда как с позиций общественной эффективности их надо начинать отрабатывать в первую очередь. Максимизация общественного эффекта, как правило, приводит к увеличению сроков разработки месторождений и увеличению объема извлекаемых запасов углеводородного сырья. Но реализация проекта в таком варианте может оказаться невыгодной для недропользователя по окончании так называемого срока рентабельной разработки. И тогда реализация проекта требует, как это ни странно, государственной поддержки нефтяной компании. Объемы ее не слишком велики, а формы могут быть различными. Наиболее приемлемым представляется разработанный нами вариант, когда в этих целях используется тот же ликвидационный фонд. Только теперь он будет использоваться и для финансирования ликвидационных работ, и для компенсации убытков от добычи за пределами рентабельного срока. Оптимальное балансирование общественной, коммерческой и бюджетной эффективности проекта создает научно обоснованную базу для принятия решений в отношении рациональных сроков и технологий извлечения запасов, реально достижимых коэффициентов нефте-, газо- и конденсатоотдачи и др. Здесь важно, что взять на себя обязательство предоставить поддержку в этом периоде государство должно «сегодня», до начала реализации проекта. Это будет стимулировать недропользователя к выбору рациональных технических решений, применению эффективных технологий и осуществлению ликвидационных затрат. Иначе же он, руководствуясь своими коммерческими интересами, сделает всё, чтобы не реализовать проект в полном объеме. Такое происходит постоянно.

Борьба с «просителями льгот». Получение убытков в процессе разработки месторождений компании используют для выпрашивания налоговых льгот или государственной поддержки в какой-то иной форме. Но каждый проект индивидуален, их нельзя «стричь под одну налоговую гребенку». Мы считаем, что государственная поддержка утвержденного проекта (именно проекта, а не компании!) должна оказываться в тот момент, когда без нее продолжать реализацию выгодного для общества проекта становится коммерчески невыгодным, что подтверждается и заключениями независимых экспертных комиссий. Но это, по сути, означает, что сроки, размеры и формы предоставления государственной поддержки должны быть заблаговременно закреплены в утверждаемых проектах и лицензионных соглашениях.

 

Тезисы И.М. Индрупского. В нашей стране за государственное регулирование в сфере нефтегазового недропользования отвечает ряд организаций: Министерство природных ресурсов и экологии (лицензирование, рациональное использование недр), Министерство энергетики (добыча углеводородов), а также по линии МПР — Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра), Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых (ГКЗ), Центральная комиссия по разработке месторождений углеводородного сырья (ЦКР Роснедра).

Текущее состояние отраслевого регулирования отражает ряд регламентирующих документов, принятых в 2015-2016 гг. по линии МПР и отражающих требования к: подсчету запасов углеводородов, технологическим проектам на разработку месторождений, экономической оценке проектов, разработке месторождений.

Эти документы характеризуется рядом принципиальных проблем и, с нашей точки зрения, не только не стимулируют, но, напротив, сильно ограничивают возможности для внедрения в отрасли инноваций.

Документы основаны на устаревшей методологии. В частности, в них, как и прежде, постулируется равенство геологических запасов, т.е. фактических объемов углеводородов в пласте, и запасов, которые ставятся на Государственный баланс по существующим методикам подсчета. В то же время, в нашем Институте обоснована концепция эффективного порового пространства, одним из следствий которой является наличие в залежах забалансовых запасов нефти и газа. Их объем различен для разных объектов, но может достигать до 30% от балансовых запасов. Важно, что при этом меняются и представления о процессах, протекающих в пласте при разработке месторождений. Целесообразность использования новой концепции подтверждена решением ЦКР Роснедра 13 октября 2005 г.

В качестве примера можно привести уникальное Ромашкинское нефтяное месторождение в Республике Татарстан. По оценке Р.Х. Муслимова, забалансовые запасы на данном месторождении оцениваются минимум в 700 млн. т, что эквивалентно нескольким крупным месторождениям нефти. При этом речь идет об обустроенном объекте, с наличием квалифицированных кадров, инфраструктуры, объектов социальной сферы.

Важные следствия. Первое — это возможность обеспечения добычи углеводородов за счет интенсивного развития — внедрения новых технологий на месторождениях с остаточными трудноизвлекаемыми запасами, ресурсы которых значительно больше оцениваемых на сегодня. Это альтернатива экстенсивному развитию с освоением новых регионов и объектов — таких как Арктика, сланцевые углеводороды и др. Ряд таких технологий, позволяющих активизировать вовлечение в разработку забалансовых запасов, позволила обосновать концепция эффективного порового пространства.

Второе следствие — это реальный взгляд на ситуацию с извлекаемыми запасами. Сегодня проектная нефтеотдача — доля извлекаемой нефти от ее запасов в пласте — оценивается в среднем по РФ в 37%. Если учесть забалансовые запасы, то эта величина может снизиться, например, до 25%. То есть, эффективность применяемых технологий разработки месторождений значительно ниже, чем мы представляем. А это индикатор в необходимости привлечения науки и инноваций.

Сегодня единственным критерием выбора проекта является критерий коммерческой эффективности, отражающий интересы недропользователей, но он не отражает требования рациональности, предъявляемые к разработке месторождений со стороны государства и общества. Т.е., с нашей точки зрения, необходим также критерий рациональности разработки месторождений.

Один из вариантов такого критерия, давно предложенный в нашем институте, включает требования к научно-технологическому уровню проекта, его экспертизе, контролю и сопровождению его реализации, соблюдению интересов государства и населения, экологическим и социальным последствиям. Однако он до сих пор не внедрен в практику недропользования ни в данной, ни в иных формулировках, позже предложенных отдельными специалистами.

К чему приводит существующая практика оценки коммерческой эффективности в сочетании с отсутствием квалифицированной экспертизы затрат? Здесь мы приводим характерный пример по похожим объектам. Первый — тонкая нефтяная оторочка на месторождении в Малайзии. Здесь достигнута рентабельность бурения скважин с накопленной добычей нефти менее 30 тыс. т на скважину. Причем в условиях морского шельфа. Второй объект относится к континентальному месторождению в Восточной Сибири. Здесь ни одна из предложенных технологий разработки не позволила достичь положительной оценки рентабельности, включая предложенную в нашем институте технологию с накопленной добычей нефти более 150 тыс. т на скважину. При этом действующими регламентирующими документами в таком случае разрешается запасы данного объекта признать нерентабельными и не учитывать их в проектировании, ограничившись разработкой газоконденсатной шапки. Естественно, у недропользователей не возникает стимулов к привлечению науки и инноваций для поиска путей достижения рентабельности. Доля таких нерентабельных запасов в Госбалансе, по оценке Председателя ГКЗ И.В.Шпурова, составляет порядка 40%.

В целом беды сегодняшнего регулирования в нефтегазовой отрасли в том, что ключевые экспертные органы — ГКЗ и ЦКР — по составу и реализуемым решениям не адекватны своим задачам. ЦКР из экспертной превращена в согласительную комиссию. Содержательная технологическая и экономическая экспертиза проектов фактически ликвидирована.

Другая сторона медали — состояние науки в нефтегазовом недропользовании. Отраслевая наука, как понятие, ликвидирована. В ВУЗах — еле теплится. Состояние академической науки иллюстрирует пример нашей лаборатории — единственной в структуре институтов РАН, имеющей в названии термин "повышение газо-, нефте-, конденсатоотдачи". Мы лишились лабораторной базы, число штатных научных сотрудников сократилось с примерно 30 до 10 человек. Последние уникальные лабораторные эксперименты по исследованию генерации водорода и углеводородов мои коллеги вынуждены были проводить в течение 5 лет в гараже.

Место отраслевой науки заняла корпоративная "наука", которая тяготеет к самодостаточности внутри компаний, ориентирована на текущие производственные задачи и зарубежные программы и технологии.

Отдельная проблема — уровень подготовки кадров, который с каждым годом неуклонно снижается.

В этих условиях перед отраслью стоят не только проблемы ухудшающегося качества запасов, но ряд масштабных технологических и экологических проблем, для которых отсутствуют готовые решения. Например, это проблемы эффективного заканчивания скважин, определяющего их производительность при добыче нефти и газа — сегодня она для многих объектов выходит на первый план.

Проблема ликвидационных работ не решена и с экономической точки зрения, и с технологических позиций. В стране и в мире отсутствуют технологии, способные обеспечить герметичность ликвидируемых скважин на десятки и сотни лет вперед. А это создает реальную опасность экологических катастроф глобального масштаба. К каким это может приводить последствиям — хорошо продемонстрировал пример аварии на платформе Бритиш Петролеум в Мексиканском заливе. Только там авария случилась при наличии действующей платформы, а не на давно ликвидированной и оставленной скважине. С этих позиций мы считаем необходимым введение всемирного моратория на разработку месторождений на арктическом шельфе, ибо какие-либо технологии борьбы с возможными авариями в ледовых условиях отсутствуют. Вместо этого, как было отмечено в нашем докладе, необходимо внедрять новые технологии на месторождениях с остаточными трудноизвлекаемыми запасами в обустроенных регионах.

Выводы:

- инициировать масштабные междисциплинарные исследования для решения актуальных технологических, экономических, экологических проблем нефтегазового недропользования;

- широко привлечь экономический блок академической науки к решению проблем экономической геологии, включая: методологию расчета затрат и прогноза цен, оценку эффективности проектов с учетом интересов населения, государства, недропользователей, обоснование эффективных механизмов для стимулирования внедрения инноваций;

- высказать свое отношение к сложившейся в государственных органах практике оценки проектов по показателям коммерческой эффективности;

- принять активное участие в создании современных нормативно-методических документов в области недропользования, в экспертизе наиболее крупных нефтегазовых проектов;

- занять принципиальную позицию в восстановлении квалифицированной государственной экспертизы.

 

В обсуждении доклада приняли участие:

ак. А.Н. Лагарьков, ак. Л.М. Зеленый, ак. В.Е. Фортов, д.ф.-м.н. В.Ф. Вдовин, ак. Л.И. Леонтьев, чл.-корр. Г.Б. Клейнер, ак. Р.И. Нигматулин, д.т.н. С.Н. Закиров — г.н.с. Института проблем нефти и газа РАН, ак. Д.М. Климов, ак. Н.Л. Добрецов, ак. А.А. Кокошин.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени А.Н. Баха 2017 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения биологических наук) академику РАН Александру Сергеевичу Спирину за учебник для вузов «Молекулярная биология. Рибосомы и биосинтез белка». Выдвинут Ученым советом Института белка РАН.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 11. В соответствии с результатами тайного голосования большинством голосов (за — 7, против — 1, недействительных бюллетеней — нет) к присуждению премии имени А.Н. Баха 2017 года рекомендована кандидатура академика РАН А.С. Спирина.

На заседании бюро Отделения биологических наук РАН присутствовали 12 членов Бюро из 19. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени А.Н. Баха 2017 года академику РАН А.С. Спирину.

Учебник для вузов «Молекулярная биология. Рибосомы и биосинтез белка» охватывает часть общего курса молекулярной биологии, посвященную структурным и функциональным аспектам биосинтеза белков. Книга создает основу для знаний и развития текущих идей в области биосинтеза белка. Книга не имеет аналогов в современной мировой литературе.

 

Члены Президиума обсудили и приняли решения по ряду других научно-организационных вопросов.

 

Подразделы

Объявления

©РАН 2017