История не простит нам, если мы не выведем РАН из траектории падения...»

20.09.2017

-

Советско-российский дипломат рассказывает о своей дружбе с потенциальным президентом Российской академии наук Робертом Нигматулиным

На следующей неделе мир узнает имя нового главы Российской академии наук. Советско-российский дипломат Юлдуз Халиуллин в авторской колонке «Реального времени» рассказывает об одном из кандидатов на должность президента РАН Роберте Нигматулине, судьба которого в немалой степени связана с Татарстаном и Башкирией. К слову, на недавнем съезде Всемирного конгресса татар в Казани ученый был избран членом национального совета «Милли шура». Наш колумнист повествует о вкладе академика в мировую науку.

Как подружились физик и дипломат

25 сентября в главном зале высотного здания РАН на площади Гагарина в Москве со всех уголков страны соберутся около 2 тысяч академиков и член-корреспондентов Российской академии наук с единственной целью — избрать нового президента РАН, должность которого вот уже полгода пустует. Ибо в марте сего года президента не удалось избрать по ряду причин и обстоятельств, в детали которых я не хочу внедряться.

Ровно два месяца тому назад Президиум РАН утвердил список из семи кандидатов для высокопоставленных выборов и направил их кандидатуры для согласования правительству, президенту страны. Два кандидата — академики А. Хохлов (МГУ) и В. Черешнев (Урал) не получили одобрения. Таким образом, в списке оказались пять академиков-кандидатов, среди которых — Роберт Искандерович Нигматулин, с которым знаком чуть меньше полувека.

25 сентября в главном зале высотного здания РАН на площади Гагарина в Москве со всех уголков страны соберутся около 2 тысяч академиков и член-корреспондентов Российской академии наук с единственной целью — избрать нового президента РАН. Фото gosrf.ru

Мой сегодняшний очерк для «Реального времени» как раз о нем. Но вначале я должен вкратце сказать о характере наших отношений. Впервые я познакомился с Робертом Искандеровичем в мастерской выдающегося художника-портретиста Ахмеда Китаева в конце 1970-х годов недалеко от Нахимовского проспекта, где мы сейчас работаем. На тот момент он был самым молодым профессором МГУ, лауреатом Премии Ленинского комсомола. Потом наши пути разошлись. Я после отпуска поехал к себе в Бухарест (работал в Румынии первым секретарем Посольства СССР). Он вскоре со своими учениками уехал в Сибирь (Тюмень) создавать новый научно-исследовательский центр по многофазной механике.

Через 20 лет мы вновь встретились в стенах Государственной думы РФ, где он был депутатом от Башкортостана, а я работал в МИД старшим советником. Он работал в Башкортостане ровно 13 лет, был руководителем Уфимского научного центра РАН и одновременно президентом Академии наук РБ. В эти годы я был в Непале и Шри-Ланке. Новая встреча состоялась в конце 2006 года, когда Роберт Искандерович был избран директором одного из крупнейших научных учреждений — Института океанологии им. П.П. Ширшова.

А здесь связующим элементом был мой виртуальный поклонник Абдус Салам, который ведет меня по этой жизни около 20 лет. Дело в том, что после ухода в отставку с дипломатической службы я написал двухтомник «Восток глазами дипломата» и почти навсегда закрыл эту тему, начал активно изучать совершенно новую для себя сферу — квантовую физику. Результат не заставил себя долго ждать. В 2006 году в Москве в издательстве «Инсан» вышла моя книга «Лауреат Нобелевской премии Абдус Салам».

После избрания на пост директора упомянутого института Нигматулин взял отпуск и отдыхал в санатории «Завидово». Там он прочитал мою книгу о крупнейшем физике по квантовой термодинамике. Сочинение ему понравилось, он позвонил мне домой и попросил приехать к нему на работу. Вот уже более 10 лет я занимаюсь под руководством Роберта Искандеровича популяризацией современной науки, в том числе и на страницах московской печати (главным образом в «НГ-Наука»). А с Нигматулиным мы встречаемся почти ежедневно. В конце прошлой недели я выступил с небольшим докладом среди московских журналистов, в котором обозначил тезисы программы кандидата в президенты РАН Р.И. Нигматулина.

«После ухода в отставку с дипломатической службы я написал двухтомник «Восток глазами дипломата» и почти навсегда закрыл эту тему, начал активно изучать совершенно новую для себя сферу — квантовую физику». Фото Максима Платонова

Идея баланса

Кстати, пора приступить к главной теме. А начну с первого вопроса, который задал выдающийся журналист и писатель В.С. Губарев во время недавнего интервью с Нигматулиным, где он изложил свои главные тезисы по обновлению Российской академии наук в новых условиях.

Вопрос Губарева звучал так: «Каковые причины, по которым вы согласились участвовать в выборах в президенты РАН?». Ученый ответил: «Вся моя трудовая жизнь, мои достижения, моменты творческого вдохновения связаны с двумя жемчужинами российской цивилизации — Московским университетом и Российской академией наук. Сейчас государственность РАН под угрозой, идет ее сползание в статус клуба академиков и членкоров. Для меня, как и для моих близких друзей и коллег, это трагедия. История не простит ни правительству, ни современному обществу, ни нам — членам РАН, если мы не выведем академию из траектории падения на траекторию взлета. У меня есть опыт и идеи, чтобы преодолеть кризис в РАН. О главных идеях я рассказал на встрече группы академиков с президентом России В.В. Путиным».

За последние 10 лет я написал о Роберте Искандеровиче полдюжины статей в казанской и московской печати и ряд очерков в своих трех книгах. Поэтому мне хотелось бы акцентировать внимание читателей на следующих вопросах.

Во-первых, у Нигматулина огромный научный кругозор и глубокое исследование по крупным проблемам современной теоретической механики. И достиг он прежде всего больших успехов в области механики и физики многофазовых и многокомпонентных систем. Для этих многопараметрических систем он разработал методы их математического моделирования, привлекая к этим работам десятки московских, уфимских, тюменских и казанских ученых — своих прямых учеников.

Системы линейных алгебраических уравнений для межотраслевых балансов (МОБ) были выведены русским американцем Василием Леонтьевым (1905—1999), за что он получил Нобелевскую премию в 1973 году. Фото to-name.ru

Основой такого моделирования является баланс массы, импульса, энергии и энтропии для каждого компонента из среды в целом. Он всегда подчеркивает, что анализ баланса является ключевым в разных системах — физических, биологических и социально-экономических. Он призывает всех и вся научиться эти балансы находить и воплощать в жизнь. Собственные теоретические разработки вывели Нигматулина в широкое поле приложений в технике и природных процессах.

Любопытно, что последние 20 лет он активно занимается и социально-экономической тематикой, полагая, что экономическая система многокомпонентна и по существу почти аналогична химическому реактору. В экономической системе существуют макробалансы и межотраслевые балансы, аналогичные балансам массы и энергии в химическом реакторе. Системы линейных алгебраических уравнений для межотраслевых балансов (МОБ) были выведены русским американцем Василием Леонтьевым (1905—1999), за что он получил Нобелевскую премию в 1973 году. А использовал он ее в экономическом развитии США. МОБ широко используются во всех странах, за исключением России.

Нигматулин активно развивает идеи балансов в экономической теории применительно к современным реалиям России. Он написал ряд книг по этой тематике, в частности «Как обустроить экономику и власть в России. Анализ инженера и математика» (Москва, 2007), «Кризис и модернизация России — 13 теорем» (Москва, 2010), «Четыре Э нашей жизни: экология, энергетика, экономика, этнос» (Москва, 2005).

Разработки Роберта Нигматулина по математическому моделированию движения многофазных и многопараметрических систем применяются в разных структурах. Особое внимание он уделил газожидкостным и дисперсным средам с физико-химическими превращениями, ударными волнами и волнами горения. В двухфазных средах он и его ученики, коллеги обнаружили ряд парадоксов, когда изменением малых параметров можно сильно влиять на поведение среды. Эта тематика чрезвычайно актуальна в энергетике, нефтегазовых делах, океанологии и экологии. Многофазные системы — это и нефтяные пласты. Он написал ряд статей по вопросам увеличения и интенсификации нефтеотдачи пластов. Последние несколько месяцев ученый активно занимается анализом гидро- и термодинамических уравнений, описывающих климатические и метеорологические процессы.

«Рустамджи Талейархан прямо заявил, что Нигматулин является главным научным идеологом этого направления термоядерных исследований. Роберт Искандерович его буквально сразил своим четким теоретическим докладом в Сиэтле почти 20 лет тому назад». Фото energy.gov

История нам не простит

Последние 10—15 лет Роберт Искандерович со своими учениками и группой американских коллег увлечен сферами сжатия пузырьковых кластеров в жидкостях для достижения экстремальных параметров, в том числе термоядерных. С легкой руки Нигматулина после его интересных выступлений в США в одном из крупных термоядерных центров Америки проведены экспериментальные исследования по т. н. Bubble fusion, что переводится на русский язык как «пузырьковый теромояд».

17 лет тому назад на международной научной конференции на судне «Академик Келдыш», состоявшейся на Балтийском море по пути из Калининграда в Санкт-Петербург, я имел длительную беседу на тему пузырькового термояда с американским ученым индийского происхождения профессором одного из ведущих университетов США Рустамджи Талейарханом, руководителем упомянутого эксперимента. Он прямо заявил, что Нигматулин является главным научным идеологом этого направления термоядерных исследований. Роберт Искандерович его буквально сразил своим четким теоретическим докладом в Сиэтле почти 20 лет тому назад.

У Нигматулина огромный опыт научно-организационной работы: Москва (20 лет) — Сибирь (7 лет) — Урал (13 лет) — Москва (10 лет). Он автор более 200 научных публикаций, 10 книг и 20 изобретений. Некоторые его книги изданы в США на английском языке. Кстати, он является почетным профессором двух американских университетов, читал курсы лекций в Сорбонне (Франция) и Кембридже (Англия).

Здесь будет уместным привести его заключительные слова из тезисов программы кандидата в президенты РАН: «Несмотря на испытания, на идеологическое и экономическое давление, Академия наук вместе с ведущими университетами страны являются главными научными центрами русской цивилизации. Довести Российскую академию наук до полного упадка можно и несложно. Но ничто в ближайшие десятилетия не сможет ее заменить.

История не простит ни правительству, ни обществу, ни нам — членам Академии, если мы не восстановим государственность Российской академии наук и ее организующую роль в развитии науки».

Юлдуз Халиуллин

Источник : https://realnoevremya.ru/articles/76825-robert-nigmatulin-i-ego-vklad-v-mirovuyu-nauku

Реальное время

-

©РАН 2017